по кругу

я начинаю верить в провидение.
случайно наткнулась на жж, и стала читать старые посты.
и особенно были интересны те, что я писала про работу.
все, все они полны нелюбовью к работе в поддержке.
каждый пост наполняет неприятие этого труда, желание убежать, уволиться, даже словами одними пишу.
и что же ?
через неделю я снова увольняюсь.
и как звучит название моей должности ?
вы не угадаете, зуб даю!
ну ?
не, это не трактористка
не медсестра
не работник зоопарка, ну какие же вы недогадливые.
должность моя, которая прописана в заявлении на увольнение : специалист технической поддержки.
путь от " я не смогу найти себя в чем-то другом " до " если я не уволюсь, меня стошнит прямо на стол " снова пройден.
в третий, мать его, раз.
ну так про провидение.
я натыкаюсь на жж, читаю старые посты.
пора заканчивать этот цикл перерождений.
даже при условии , что войти в него столь просто, что этот вход практически не требует от меня усилий.
благословен будь интернет, который ничего не забывает.
посмотрим, что будет через 2 года, и что снова сюда напишу про работу.

смайл

ЖЖ показал мне черновик хрен пойми какого года, а текст, оказывается, почти не потерял актуальности.

коллега пишет мне :"Юль, хватит упадничества".
я пишу ему в ответ :" а какого хрена я должна все время улыбаться? у меня что, в жопе ключик, утром я делаю несколько оборотов, и потом весь день хожу миленькой?"
я пишу в ответ :"я не буду улыбаться по запросу, никогда. потому что лицемерия хватает с головой"
я пишу : " я не улыбаюсь, когда на то нет причин, так что шагай-ка ты на хуй с такими предложениями!".
смотрю на текст, понимаю, что человек не заслужил такого ответа, и отправляю :"ладно".

я отправляю сообщение, наливаю себе воды, сажусь за комп.
на колени укладывается кошка, следом за ней приходит пес.
нам тесно втроем на кресле, но мы все равно сидим так, прижавшись друг к другу.
и я улыбаюсь.

я улыбалась утром, когда ехала из тату-салона, обговорив с мастером дату сеанса и идею.
улыбалась, когда на ходу грызла багет, и ветер трепал волосы.

я улыбаюсь влюбленным на улицах, они так прекрасно смущаются.
улыбаюсь собакам и кошкам, и наверно, улыбнусь хомяку, если встречу его.

а к чему я это?
быть грустным - нормально.

быть необщительным, отрешенным, ушедшим в себя, не хотеть общаться - все это норма.
чем больше человек навязывает мне что-то, тем больше у него шансов быть посланным туда, куда я планировала отправить коллегу в 4-м предложении этого поста.
с возрастом все проще указывать на дверь, все проще сливать тех, кто не близок.
с возрастом все проще в дзен, в границы, в "Мне с вами не по пути "
с возрастом все проще в маленькие, камерные миры, где нет лишнего пиздежа.

как работать чтобы не работать.

здравствуй, моя исповедальня, мой умирающий жж.
поговорим?
Наташа : "признать проблему - сделать шаг к ее решению".
Признать себе, что ты - идеалист, что ищешь в людях честности, чести, уважения, и отказываешься принимать тот факт, что большинству проще предавать, продавать, и тд.
Признать себе - год жизни то ли просран, то ли потрачен на опыт, на галочку в трудовой.
Признать себе - тяну лямку, и ничего более, ничего кроме отсидеть с 08:00 до 17:00, зафиксировать, что у клиента А была недоступна услуга в., поизвиняться в письме, посмотреть на логи, ничего в них не понять, сделать умное, а по факту, крайне тупое лицо, сказать "ооо, бля, ты посмотри", и шепотом "посмотри, и наконец-то объясни мне, что это за хуетень?"
Ловить момент, как долбит сердце, в ожидании новой ситуации, из которой не найдешь выхода, а спрашивать - нет, это хреновая идея.
В целом, моя рабочая жизнь - хреновая идея.
Вытаскиваю себя за шкварник из дома, потому что надо.
Надо работать. Работа же не должна приносить удовольствие. Она может приносить деньги.
Моя - приносит, небольшие, но приносит.
Т.е поводов жаловаться и стонать нет.
А я все равно жду чудес.
Жду, что кто-то увидит там мою шапку, и предложит связать таких пять десятков.
Что кто-то увидит мою фотку, и позовет делать такие фотки.
ЖДу, что я кому-то стану нужна, как хороший, умеющий легко выстраивать отношения с людьми, работник.
Индустрия, в целом, не важна.
Но это такая блажь, надо идти и делать, идти и менять.
Только сил идти нет.
Кажется, сдаюсь.

(no subject)

начну с предисловия.
я думаю, что знаю о боли достаточно много, чтоб утверждать - это одна из форм зависимости.
на момент 18-тилетия на моем тебе было свыше 150 шрамов, шрамулек, шрамчиков.
все проблемы решались просто - парочка порезов, и делу конец, ты снова адекватен.
сейчас я повзрослела, не сказать, что поумнела, но вопрос с порезами решен.
зачем резать, когда за сравнительно не большие деньги, тебе могут нанести краску под кожу.
жужжание тату-машинки успокаивает почище медитаций, разговоры с тату-мастером - это почти психотерапия.
особенно хорош сеанс покраса, когда в жизни полный пиздец, и надо хоть чуточку сняться. это слово, "сняться" звучит не совсем красиво, но, для бэдтрипа не обязательно нужны наркотики, мазохист зависим от боли ни чуть не меньше, чем нарк - от дозы.
в субботу, после своего чудесного побега на др, я, мучимая чувством вины, шла на коррекцию правой руки.
шла, сморкалась кровью, какое-то там давление повысилось, что-то там лопнуло, у носа начались критические дни.
и, всего за час из унылого говна меня превратили в вполне себе человека.
нежную любовь я испытываю к своему мастеру.
я ей доверяю.
и могу многое обсудить.
на пример, зависимости.
от ощущений.
тяга к саморазрушению, к скорости, к тому, что определенно угрожает твоей жизни - это просто компенсация.
мы напиваемся, творим херню, мчим на байках с оглушительной скоростью, словом, ищем любой способ получить что-то, чего нам не дали.
признать себе, что ты - зависим, отдельная история.
так сложно быть хорошеньким, когда ты - псих.
моя история с болью не закончится никогда, потому, я таки извернусь, и куплю мотоцикл, и этой зимой покрашу спину.
хочу долгих 8-мь сеансов и много коррекций.

(no subject)

сегодня к нам в гости приезжали родители Ильи, поздравить меня с прошедшим. очень тянет процитировать Полозкову - " со всем прошедшим".
и, пока мы бродили по супермаркету, набивая корзину продуктами для ужина, мы с И. рассуждали вот на какую тему.
мои ма и па достаточно прохладно ко мне относятся, они не приезжают в гости, не предлагают помощь, мы живем автономно друг от друга.
мы редко созваниваемся с ма, с отцом я не помню, когда виделись в последний раз.
картина разведенной пары на лицо.
родители И. активно общаются, приезжают, поздравляют, звонят.
у них так принято - помнить о детях.
и, к чему я это все.
каждый их приезд - стресс для меня.
потому что мне кажется, сейчас мама И. заметит пыль на столе, возьмет И. за руку, и скажет :" эта девочка - плохая хозяйка, фу с такими дружить", и увезет его обратно, в Кстово.
дети, чьи родители в разводе, больше всего мечтают о семье. большой, крепкой, они мечтают об этом, страстно.
им хочется ощутить, осознать то, чего у них не было.
но, к сожалению, они не знают, как это - семья. у них не было перед глазами адекватных отношений между мужчиной и женщиной, исключение - появление у родителей новых партнеров; они не видели примера, образца, шаблона, если хотите.
они умеют любить, изо всех сил, эти дети, однобоко, подобно больше собаке, ничего не требуя в замен, они так неистово хотят большого, надежного, целого.
они часто наивны, и легко доверяют людям, верят, что обязательно встретят своего человека, и достаточно часто получают граблями в лоб.
я, как девочка, выросшая без отца, настолько доверяла мужчинам, что какое-то время даже считала - секс на одну ночь может закончиться свадьбой.
не может, точнее, у меня не вышло, хотя эти сексы имели место быть, и не раз, чего тут таить греха.
иногда я думаю, а как бы сложилась жизнь, если бы при разводе меня по решению суда, отдали отцу?
и вот к чему прихожу.
Отец и его жена всегда были ко мне расположены, даже более чем.
Они воспитывают двоих детей, и дети, кажется не больны чувством стыда за каждый поступок, дети не носят в себе вечную боль недолюбленности, дети счастливы.
я думаю о том, что возможно, жизнь моей матери, вне меня, сложилась бы иначе, она могла б больше времени уделять сыновьям, себе, работе, она не тратила бы нервы на нерадивую дочь, так и не ставшую чем-то особенным, не смотря на все задаваемые ей трепки, она смогла бы встретить другого мужчину и быть с ним счастливой.
а я получила бы полноценную семью, может быть никогда не резала руки, и не имела столь странное отношение к себе и к миру в целом.
эти размышления, они конечно же крайне поверхностны, крайне размыты.
но могу признать честно - я очень хочу семью, и очень боюсь всего, что с этим связано.
в том числе, и приезда родителей И.
я просто не умею в такое "играть".

(no subject)

Что такое мои 28?
Это не очень интересная работа, съемная квартира, холодная, забитая хозяйской мебелью, которую нельзя выбросить, это ужасная неопределенность во всем, даже в отношениях.
Отмечая свой др, я сбежала от всех, уехала к знакомым, и там, в чужой квартире, мне было спокойно и комфортно. Никто ничего не требовал от меня, я сидела в кресле, большом, кожаном, и вращающемся, и молчала. Это был самый лучший подарок, в этот день. Молчать, качаться из стороны в сторону, и не думать ни о чем.
Кажется, депрессия, кажется, затяжная.

лето.

я люблю подводить разные итоги.
мол, сделала то-то и то-то, эдакая иллюзия контроля собственной жизни.
по итогу этого лета - я не хочу, чтоб оно заканчивалось, хочу еще жары, шорт, маек!! (забила шрамы татуировками, и стала носить всме то, что не позволяла себе восемь что ли лет).
хочу еще катать на веле.
много и долго.
в прошлом году мы редко выезжали куда-то, в этом - осознала, что одной вполне катабельно.
я выгоняю, вывожу вел, включаю плеер, и еду.
иногда нужна конечная точка - на пример, памятник Чкалову, но чаще - просто кручу педали по наитию.
самое крутое - это катание утром на набережной, видеть бегунов и мужчин на роликах, видеть рыбаков, натыкаться на мужчин и женщин, трогательно обнимающихся, смотрящих на реку (да, такое бывает по утрам), видеть больше, улыбаться этому.
когда есть возможность, я стараюсь накатывать примерно 15-20 км, иначе просто не ощутить усталость, а так хочется "ушататься".
удовольствие от процесса - это именно то, что можно сказать про мои взаимоотношения с велосипедом.

это лето режима лайт.
не смотря на работу, не смотря на то, что мы ссорились с Ильей, есть то, что все это компенсирует.
мой чудо-тату-мастер - обладатель двух стаффов. прихожу в салон - и обнимаю огромных собак, обнимаю, и все, все проблемы кажутся просто ничтожно малыми.
мы ездили с Алекс и Юджином к ее подруге (Юджину предстоит учиться, таки воспитываем собаку), у подруги живут овчарки малинуа.
если спрятать лицо в мягкую шерсть большого пса, легко ощутить, как становишься свободным от всяких поганеньких мыслей, как начинаешь дышать, точно до этого не умел совсем, или делал это не правильно.
никогда ни один человек не давал мне такого покоя, какой могут дарить собаки.
приезжаешь домой, полным сил, можно смело ворочать горы, и даже аппетит, которого не было месяца полтора точно, возвращается.
есть с аппетитом - это оказывается иначе, нежели просто что-то в себя забросить, как в топку.

в пятницу я еду обнимать Олега в Москву, еду перезагружать голову, и гулять по любимому городу.

таки итоги.
прекрасное, чудесное лето, пожалуйста, дай еще пару недель солнца, катаний, прогулок, и всего того, что принято называть составляющими счастья.

(no subject)

Люди - штуки забавные.
Я ушла из кц, чтобы снова сидеть в линии.
Каждый день я четко осознаю - день просран.
С 08 до 17 я хожу просирать свою жизнь.
У меня нет ни стремлений, ни желаний, ни целей, кроме как отсидеть до 17, и свалить домой.
По сути своей, мак-адреса и линки мне не интересны. Так же как и не интересны речи клиентов.
Есть пара плюсов.
Первый - адекватная начальница, второй - хожу на работу пешком.
И есть страх перед желанием уволиться. Я надеюсь, что дозрею. На пример, в июле.
Или когда, от звука входящего звонка в наушниках, меня стошнит на стол.
Или еще что-то такое случиться, что даст пинка.
Я смотрю вакансии в надежде, что скоро получится свалить.
Хотя, зная свой характер. Я буду сидеть до посинения.
И никогда, никогда больше не работать линейщиком.
#нытьяпост

Память.

Вчера не стало члена моей семьи.
Еще утром меня просто трясло от осознания того, что он в коме, а сегодня я узнала, что из трех детей у матери осталось двое.
Мы никогда не были дружны, но он был связующим звеном, он был тем, кто мне писпл, и предлагал помощь, понимая, что я ее не приму.
Он говорил с кошкой, он принимал меня любую.
Он четко знал, что его жизнь не идеальна, и не всегда пытался править ее.
Он был честным и искренним, какими бывают дети.
Вчера меня сжало, точно пружину, я перестала делать даже попытки принять то, что происходит.
Сейчас мне страшно. Увидеть гроб, увидеть в нем лежащего брата, увидеть, и осознать, что осталась только память и переписка в сети.
Он никогда больше не позвонит, не забросает смайлами, не скинет фотки котят.
Он теперь - надгробие на богородском кладбище, огромная дыра в материнском сердце.
Завтра его опустят в землю пара мужиков, привычных ко всему.
Что будет дальше?
Я пойду в воскресенье стричься, Анечка сделает мне коротко, очень коротко, и я буду думать, что с этими волосами отвалится все то, что внутри, вся боль, которой я стесняюсь, все слова, которые я не сказала, все все все.
Главное, пережить как-то завтра, вцепиться в Илью, чтоб не сорваться на истерику, чтоб поддержать мать.
Мне очень страшно это принимать.
Я не готова.

Прощай, яйцо

В какой-то терпение, любовь к стабильности и привычка к одному месиу перестают играть основополагающую роль, и вот тогда на стол руководителя ложится заявление.
Сегодня легло и мое.
Я писала его за год работы в своем отделе раз пятдесят. Писала, брала сама у себя время на подумать, и выбрасывала в мусорное ведро.
Мне было страшно.
Стабильность, привычка, страх перемен - вот они, мои сдерживающие факторы.
У меня были истерики, вызванные четким нежеланием говорить эти вечные "добрый день, Юлия, чем Вам помочь?", а в ответ слышать по-большей части, потоки словестного поноса.
А вот выйдя из очередного отпуска, поняла - больше не могу.
Развития ноль, да и я не готова снова наступать себе на глотку.
Две недели до свободы.